Воспоминания Малыгина Алексея Гигорьевича

«… В пятом часу утра в ночь с 22 на 23 апреля мы отбили и вывезли управляющему трестом «КМАстрой» Александрову в снятой с себя брезентовой куртке килограммов двадцать нашей руды. Мне был вручен красный флаг, который я должен был водрузить на копре шахты, что я и сделал в 7 часов утра 23 апреля 1933 г. До 27 апреля очистили весь забой от наносных пород, но руду выдавать не спешили. После того, как мы дошли до руды, дали сообщение в Москву И. М. Губкину. И первая бадья руды была приурочена к его приезду. Мы приступили к работе в 6 часов утра и начали отбивать отбойными молотками руду. Она была мороженая и очень туго поддавалась отбойному молотку. К 10 часам утра мы выровняли забой, но руду на-гора не выдавали. Ожидали приезда Губкина. С появлением Ивана Михайловича мы выдали первую бадью. Когда он вошел в копер шахты, мы ее опрокинули ему в ноги. Это было торжественно. До этого мы много слышали, что академик Губкин многое сделал для того, чтобы начать разведочный ствол в районе села Коробково.

Иван Михайлович тепло поздравил нас с достигнутым успехом, каждому из нас крепко пожал руку. А на совещании в тот же день Иван Михайлович рассказал, как он встречался с В. И. Лениным, который ставил вопросы ускоренной разработки руд КМА.»

Об авторе:

Малыгин Алексей Гигорьевич с 1931 года работал проходчиком на шахте им. Губкина. 23 апреля 1933 г. бригада проходчиков под его руководством добыла первую руду Коробковского месторождения

 

 

 

Материал предоставили сотрудники Губкинского краеведческого музея